Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Почта из России

Отправили мне две посылки из Петебурга - одна простая, а другая  - АВИА. Простая посылка  пришла через 3 недели, а авиа до сих пор нет. Содержимое посылок одинаковое: фито чай, чага, травяные сборы разные. Не могу понять в чем причина.
Да и саму посылку жалко, там чага с лимонником.
Мой сосед Олег давно забил на российскую почту - выписывает чай через Али экспресс. Почта идет 10 дней. Из Китая!
А ведь когда-то пофессия почтальона была одна из самых уважаемых. О почтальонах пели в Англии и Польше, и в Советском Союзе.
Кто-то скажет, что профессия устарела, отмирает. Но у китйцев почему-то наоборот - только растет. Значит дело в чем-то другом?






песенка деревенского почтальона 1972



promo alexsrb декабрь 19, 2013 20:00 7
Buy for 100 tokens
ХИМЕРА Введенная в обиход Л. Н. Гумилевым категория «химера» относится, конечно, к этнологии, но проявляется, может быть, в наибольшей степени в истории культур. « Химерой» называется ложноэтническая общность, сложившаяся благодаря любому вторжению в этногенез. Это может…

Мы воры-коммунисты ...

Мы - воры-гуманисты,
Меж нами есть артисты, талантливы, речисты,
Культуру шлют в народ.
И в жизни, как на сцене, способны к перемене.
И кто мы есть такие, сам чёрт не разберёт.

"... Так вот, воевали мы с Германией. Потому так легко пришлась с началом Великой Отечественной войны песня, сочиненная в 1915 году. В первой строке, дальше я не помню, пришлось изменить только одно слово на всякий случай.
Пелось в 1915 году и потом: «Вставай страна огромная, вставай на смертный бой с тевтонской силой темною, с проклятою ордой!». Ну, «тевтонской» заменили на «фашистской», а в остальном песня пришлась ко времени.
Так вот это песня Первой мировой войны.
Большевики во все времена были бездарны. Бездарность — это большевицкое качество.
Потому все песни, которые успели своровать, они своровали. Ну, многие песни вы знаете, наверняка. И юнкерская песня «Смело мы в бой пойдем за Русь святую и как один прольем кровь молодую», и «Каховка», и «По долинам и по взгорьям» — белые песни!
Но только лишь два или три года назад я узнал, что «Орленок» — это молодежная песня уральских казаков времен гражданской войны. У меня глаза на лоб вылезли.
Нет, они категорически ничего не могут. Но, тут песня действительно по смыслу подошла".
В. Махнач

В молодые годы я анализировал творчество советских композиторов и исполнителей 30-50 годов, т.н. "советский джаз", песни Утесова и др. исполнителей. В армии на боевом дежурстве по ночам делать нечего - вот мы и занимались всякими исследованиями.
Пытался понять секрет их популярности у советских людей старшего поколения. Оказалось, что вся эта музыка - сплошной плагиат, перепевки дрянного качества зарубежных композиторов. В основном американских. Более того, и в мои школьные шестидесятые и семидесятые годы советские композиторы и исполнители эстрадных песен не переставали этим грешить.
На пластинках фирмы "Мелодия" просто писали: неизвестный композитор.


Особенно грешил этим такой популярный в СССР исполнитель, как Эмиль (Рахмиль Яковлевич) Горовец, - у него по-моему, ни одной своей песни не было. Как только за рубежом появлялся хит - он тут же его перепевал. Текст впаривался свой, естественно. Зачастую к оригиналу не имеющий никакого отношения. На том и держалась вся их дутая популярность.
Не знаю, делились ли гонораром советские музыканты с зарубежными авторами.

Вот одна из таких песен-перепевок.


Я вот сейчас морщу лоб и напрягаю извилины - и не могу вспомнить ни одного эстрадного певца шестидесятых годов русского происхождения. Советская эстрада была полностью еврейской.
Мы, советские школьники и студенты, очень тонко чувствовали эту фальшь, и презирали и отторгали совецкую эстраду.
Всех этих кобзонов-мулерманов-хилей.
Видимо русские гены давали о себе знать. Слушали зарубежную музыку, а старшее поколение не могло понять причины отторжения "своего" и нашу любовь к английскому или американскому року. Из-за того частенько возникали конфликты.


Я иду тебе навстречу...

Не любил я ни советских песен, ни советской эстрады, ни советской музыки. Видимо на генном уровне душа не принимала эту фальшь: пахмутовых с добронравыми, кобзонов с лещенками, мулерманов с хилями.
Но были и редкие исполнители, обладавшие и вокальными данными, и пониманием песни.
Один из них, - это Сергей Дроздов, он мой ровесник. Мое поколение до сих пор помнит его песни: «Там, где клён шумит…», «Ты мне не снишься», «Я иду тебе навстречу», «Белый теплоход», «Горько!» и многие другие.
Всю свою творческую жизнь оставался за кадром, так как жил в Тамбове, а не в столицах.
Умер 18 ноября 2012 года. Похоронен в Тамбове на Донском кладбище.
Мы помним тебя, Сергей!






Czesław Niemen - Dziwny jest ten świat

Странная штука, этот мир - 1967 год.
Этот станный мир,
где еще
Он полон зла.
И странное дело,
что на протяжении многих лет
человек пренебрегает человеком.
Странный мир,
мир человеческих дел,
иногда даже стыдно признаться,
Но часто,
одно плохое слово
убивает как нож.
Но людей доброй воли больше
и твердо я верю в это,
что этот мир
никогда не умрет.
Нет! Нет! Нет! Нет!
Время пришло,
Самое время
ненависть уничтожить в себе.
(прошу прощения за мой плохой перевод)




Трубный Зов

«Трубный Зов» — христианская рок-группа, основанная в 1982 г. в Ленинграде. Во время записи альбома лидеры группы подвергались преследованиям. После выхода альбома В. Баринов и С. Тимохин были арестованы и официально осуждены за попытку перехода границы СССР и Финляндии. Их задержали на вокзале поезда на Мурманск.
Бросили в подвал КГБ на год. Только почти через год музыкантов привели на суд в Прокуратуру Ленинграда, начав с обвинений в измене Родине, работе на Западные спецслужбы, записи альбома «чуждой нам идеологии» и «влияния на умы миллионов молодых людей СССР».
В подвале КГБ С. Тимохину офицер приставил пистолет ко лбу и сказал: «Имею полное право тебя беглеца, отщепенца, прихлебателя Запада, застрелить. Тебя ни Америка, ни Туманный Альбион не спасут! А сунутся, мы этот туманный остров одной ракетой уничтожим».
Сергей Тимохин рассказывал эту историю с дрожью в губах, курок был взведен, а офицер был попросту зомби. В кабинете КГБ сотрудник под знаменем и портретом Ленина поклялся дать миссионерам-музыкантам Трубного Зова «пожизненно», но в зале суда таких сроков у СССР не было. Дали для начала два года с обещанием продлевать срок уже на зоне. Их провели по самому жестокому этапу, поместили на «северные зоны».
СССР и КГБ думали о своей нерушимости надменно, и они упали, а «Трубный Зов» вышел на свободу, трубить о Христе по всему миру. Запись 1982 года.





Но То Цо - No To Co

На днях меня молодежь пишет-спрашивает: "... вы в своей Повести о любви пишете о польских группах, о музыке, которую слушали в семидесятые, что за группы, что за музыка, можете вспомнить?".


- Да, конечно я помню и большинство названий групп, и их музыку. И когда я писал "... Иногда мы ходили на концерты польских фолк групп, и на наших Песняров - это была совсем другая музыка", то я живо представлял и вспоминал музыку.


В этом мире не бывает случайностей. И неслучайно я в детстве и рисовал, а потом слушал именно эту музыку.
На мой взгляд, для музыкантов, как советских, так и из стран "народной демократии" это была возможность вырваться из плена коммунистичекого официоза и пропаганды, уйти к народным истокам. Поэтому-то и музыка у них была живая, народная, хоть и чуточку наивная.
Это как картины художников-примитивистов.
И недаром польская группа НО ТО ЦО посвятила свой первый альбом художнику-примитивисту Никифору Крыницкому, которого собственно звали Эпифаний Дровняк. Он жил в Карпатах в прошлом веке, и принадлежал к этническим славянам - лемкам. Вот лучший рассказ о нем, из тех что я нашел в интернете. Почитайте обязательно! Художник не от мира сего!
А это ссылка на художника из польской википедии.



Альбом группы No To Co под назвнием Nurifor, 1969 год.


Послушайте песенку польской группы No To Co и постарайтесь преветсти ее на русский язык, только, чур не пользуйтесь переводчиком!
Для славян особой проблемы не будет, смысл и красоту языка вы поймете - а это означает что у нас одна кровь, одна вера и один язык. Мы славяне - один народ.
Изумительное сочетание текста и музыки, особенно мне нравится импровизация соло-гитары в правой колонке. Мне тогда 17 было...


Tekst piosenki:

Gdzieś w dalekiej krainie
Napotkałem dziewczynę - Dimi
Oczy miała jak sarna
Trochę smutna, poważna - Dimi
Niosła pełen dzban wody
Ciepłym wiatrem smagana - Dimi
Nagle w słońca zachodzie
Przystanęła na skałach - Dimi
I taką ją widzę we śnie, moim śnie
[2x:]
Już jej chciałbym podarować cały świat
Wszystkie kwiaty i naszyjnik z gwiazd
Zieleń łąk, srebrzystość jezior, wielkość gór
I niepokój mój
Zanieś, wietrze, balladę
O miłości proste słowa
A gdy do niej przyjadę
Z gór mołdawskich ją sprowadź
Usiądź z nami nad brzegiem
Czarnomorski mój miły wietrze
I zajrzyj jej w oczy jak ja, tak jak ja
[2x:]
Już jej chciałbym podarować cały świat
Wszystkie kwiaty i naszyjnik z gwiazd
Zieleń łąk, srebrzystość jezior, wielkość gór
I niepokój mój
Autor tekstu: Aleksander Kawecki, Grzegorz Walczak
Kompozytor: Jerzy Krzemiński
Rok powstania: 1972
Wykonanie oryginalne: No To Co





Ребята наряжались в национальные польские костюмы, не стыдились, как советские граждане своих русских косовороток! Объездили всю Европу, были и в США и в Канаде.






Я не буду распинаться о Песнярах - о них много сказано. Послушайте, почитайте, подумайте...
Славянским группам в то время не было необходимости, как американским, что-то изобретать, вот оно своё, родное, чистая вода, пей не ленись!
Только вот гнобили, но везде по-разному: и если НО ТО ЦО разрешали распевать колядки на Центральном польском телевидении, то Песняров заставляли петь в обязательном порядке песни Александры Пахмутовой.

Все в мире повторяется, и сейчас много групп в России и в Восточной Европе возвращаютя к своим корням. Ведь опадают только старые листья и засохшие ветки, а корни остаются. Иногда слушаю музыку народных групп из России - и зависть берет. Столько у них технических возможностей появилось! И талант есть!



ВОЛКИ

Это стихотворение написал русский патриот, писатель и публицист Владимир Солоухин в далеком 1964 году.
ВОЛКИ
Мы — волки,
И нас
По сравненью с собаками
Мало.
Под грохот двустволки
Год от году нас
Убывало.
Мы, как на расстреле,
На землю ложились без стона.
Но мы уцелели,
Хотя и живем вне закона.
Мы — волки, нас мало,
Нас можно сказать — единицы.
Мы те же собаки,
Но мы не хотели смириться.
Вам блюдо похлебки,
Нам проголодь в поле морозном,
Звериные тропки,
Сугробы в молчании звездном.
Вас в избы пускают
В январские лютые стужи,
А нас окружают
Флажки роковые все туже.
Вы смотрите в щелки,
Мы рыщем в лесу на свободе.
Вы, в сущности,— волки,
Но вы изменили породе.
Вы серыми были,
Вы смелыми были вначале.
Но вас прикормили,
И вы в сторожей измельчали.
И льстить и служить
Вы за хлебную корочку рады,
Но цепь и ошейник
Достойная ваша награда.
Дрожите в подклети,
Когда на охоту мы выйдем.
Всех больше на свете
Мы, волки, собак ненавидим.

В. Солоухин 1964


А спустя десятилетие, это стихотворение перепел советский поэт и бард Владимир Высоцкий. И если со стихотвоением Солоухина всё понятно - о ком оно, - о тех немногих Русских что не приняли советчину.
То с песней Высоцкого "Охота на волков", на мой взгляд, не всё так просто. Хотя песня имела неслыханную популярность во времена СССР. О чем она? О ком?
Текст песни Высоцкого не привожу, его можно без труда найти в сети, а на ютубе и послушать.
Если у Вас, дорогие друзья, есть мнение на этот счет - пишите.

Как уезжал Буба Касторский

Оригинал взят у nasha_canada в Как уезжал Буба Касторский



Борис Сичкин, «Мы смеёмся, чтобы не сойти с ума» (отрывок из книги)

...Меня часто спрашивают, почему я, будучи популярным артистом, который хорошо зарабатывал, имел прекрасную трехкомнатную квартиру в центре Москвы, машину, дачу и пр., уехал?

В 1971 году меня по сфабрикованному обвинению посадили в Тамбовскую тюрьму. Впоследствии меня оправдали, дело было закрыто, работники прокуратуры наказаны, но до этого я просидел год и две недели в тюрьме, сыну в этой связи не дали поступить в Московскую консерваторию, в течение 2-х лет, пока длилось доследование, мне не давали работать, мое имя вырезали из титров фильма «Неисправимый лгун», в фильме «Повар и певица» меня озвучили другим актером и т.д. Короче, я понял, что страна игривая, в ней с тобой могут сделать все, что угодно, а особенно, учитывая, что у сына Емельяна - в меня - язык до щиколотки, который, как известно, доведет если не до Киева, то уж до тюрьмы точно, я решил удалиться от гнутой страны на максимально возможное расстояние. К счастью, после подачи заявления, если у меня и были какие-то сомнения по поводу принятого решения, то до боли родные, вездесущие подлость и хамство быстро их развеяли.
Мать моей жены с нами не уезжала, и, естественно, ее надо было обеспечить жилплощадью. Она была прописана с нами, но, поскольку оставаться одной в 3-х комнатной квартире ей бы не разрешили, я договорился на обмен - 2-х комнатная квартира с доплатой. Этот обмен должен был быть одобрен на собрании правления кооператива, членом которого я состоял.

Первым взял слово Николай Рыкунин (возможно, некоторые помнят, был такой эстрадный «дуэт Шуров и Рыкунин). Он долго говорил о Родине, о неустанной заботе о каждом из нас партии и правительства, о совершенстве социалистического строя, о том, что покинуть такую Родину и такой строй может только человек неблагодарный, у которого отсутствует совесть и т.д. Кстати сказать, Рыкунин с пеной у рта, задыхаясь от ненависти к Советской власти, рассказывал мне, что его отец до революции был помещиком под Москвой, добрым, гуманным человеком, заботившемся о крестьянах, далеким от политики. Большевики его, естественно, расстреляли, а жену с грудным младенцем выслали в Сибирь, где она была вынуждена просить милостыню, чтобы не дать умереть маленькому Коле Рыкунину.
Выслушав речь Рыкунина, я мягко попытался объяснить, что речь идет не о неблагодарном Сичкине, а о благодарной теще, которая не покидает Родину и имеет право на жилплощадь. Из первого ряда встал похожий на отца Врубелевского Демона концертмейстер Большого Театра Гуревич. (Худая фигура, изогнутая вопросительным знаком, крошечные злобные глазки и змеиные губы придавали ему особый шарм).
- Я не желаю присутствовать на концерте Сичкина! - выкрикнул он. - Запретите ему говорить! Я, как патриот, не желаю выслушивать речи отщепенца и предателя Родины?
- Не надо так волноваться, патриот Гуревич, - обратился я к нему. - Кстати, какие погоды были в Ташкенте в начале войны?
Гуревич:
- Пошли вы на ....
- Я не могу никуда пойти - идет собрание. - Вы против моей тещи, потому, что она русская?
Гуревич онемел.
- Да, а во время войны какие погоды были в Ташкенте?
- Сичкин, идите к ... матери!
- Я же уже вам сказал: я никуда не могу пойти, пока не кончится собрание. Всем известно, что громче всех кричит «держи вора!» сам вор, но работники наших органов люди умные и опытные, им ничего не стоит определить, кто патриот, а кто враг. Судя по вашему фальшивому пафосу, вы, видимо, очень виноваты перед Советской Властью, но успокойтесь: советский суд - самый гуманный суд в мире, и чистосердечное признание, безусловно, смягчит вашу вину. О, совсем забыл, а в конце войны какие погоды были в Ташкенте? - закончил я под хохот собравшихся.

Больше всех суетился композитор Марк Фрадкин. В отличие от Рыкунина, который выступал, так сказать, бескорыстно, просто желая подчеркнуть свои патриотизм и лояльность, Фрадкин имел конкретные виды на мою квартиру и развернул активную деятельность еще до собрания: он обрабатывал членов правления, запугивая их тем, как может быть расценена помощь врагу народа, с именем КГБ на устах ходил по квартирам, собирал подписи жильцов против моего обмена, короче, делал все, что было в его силах, чтобы помешать.
С Фрадкиным во время войны мы долгое время были в одной части, где он заслужил звание «самый жадный еврей средней полосы России». Впрочем, я думаю, это было явным преуменьшением, и он вполне был достоин выхода на всесоюзный, если не на международный уровень. Плюшкин по сравнению с ним был мотом. Покойный Ян Френкель, талантливый композитор и очаровательный человек, рассказывал мне, что Фрадкин постоянно уговаривал его зайти в гости, посидеть за рюмкой у его уникального бара. Один раз, когда они были около дома Фрадкина, тот его наконец зазвал, но при этом сказал:
- Ян, в баре все есть, но чтобы его не разрушать, а это произведение искусства - ты сам убедишься, купи бутылочку водки. Закуски навалом, но на всякий случай купи колбаски, если хочешь, сыра, ну, рыбки какой-нибудь и возьми батон хлеба.
В результате они сели у бара, выпили водку Френкеля, закусили его продуктами, а Фрадкин даже чая не предложил.
Collapse )

Завершился Гуча Фестиваль

Фестиваль в Гуче - это самое важное культурное мероприятие подлинно народного искусства, один из крупнейших фестивалей музыки в Европе. Фестиваль проводится с 1961 года. За пять дней фестиваль посетило более 400 000 любителей музыки. Иностранцы были представлены Францией, Англией, Италией, Россией и др. странами.
Победителем 54 фестиваля трубачей в Гуче стал Саша Крстич из села Загужане, премия зрительских симпатий "Золотая труба" присуждена Горану Ранковичу из Гучи, а лучшим оркестром провозглашен оркестр Деяна Евджича из города Пожега. Лучший трубачом национальной музыки провозглашен Иван Йованович из города Ужице. В ходе финального соревнования выступило 16 оркестров.
Завершили фестиваль все 180 трубачей, сыгравшие сербский соборный гимн "Са Овчара и Каблара" и Президент Республики Сербской Мирослав Додик, который сказал:
 "Пусть звуки труб из Гучи, - места, где живет Сербия, где живут Трубы, - услышат во всех уголках  света и долетят до каждого Серба на этой планете!"

Guca_Festival
 

Военная песня

Мерцал закат, как блеск клинка.
Свою добычу смерть считала.
Бой будет завтра, а пока
Взвод зарывался в облака
И уходил по перевалу.

Отставить разговоры
Вперед и вверх, а там...
Ведь это наши горы,
Они помогут нам!

(Владимир Высоцкий)

овчар