Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Истоки ненависти

Мало кто знает, что ненависть прививали советским детям с трех-пяти лет, то есть с возраста, когда ребенок наиболее восприимчив, и как губка впитывает внешнее воздействие.

Чаще всего дегенерацию понимают как вырождение, и соотносят с конкретным индивидом (семьей, родом).
Но для  оккупантов-большевиков важным являлось понимание, что дегенерация характерна для любого процесса, происходящего в обществе, будь то просвещение, наука или культура.

И они создали и заполнили среду так называемой советской культуры — кино, театр, изобразительное искусство, драматургия, балет, литература — многочисленными деятелями бесовской породы, с нескрываемым удовольствием занявшими вдруг освобожденные для них в стране вакансии (естественно, за счет десятков миллионов расстрелянных и выброшенных за пределы России русских людей).

Начальной стадией процесса должно было являться нравственное разрушение русского народа, девальвация и искажение русского искусства и выращивание абсолютно нового, поименованного советским.

Для того чтобы подобная «культура» была востребована, были выращены поколения потребителей. Отобранные у родителей, дети напичкивались советской идеологией в яслях и детских садах. После чего попадали в школу, где принимались в октябрята, затем в пионеры, после вступали в комсомол, — проходя подготовительные этапы на звание «сознательного члена социалистического общества, самого передового общества в мире».

Таким образом, в первую очередь надо было создавать культуру для самых маленьких членов общества.

Collapse )
promo alexsrb декабрь 19, 2013 20:00 7
Buy for 100 tokens
ХИМЕРА Введенная в обиход Л. Н. Гумилевым категория «химера» относится, конечно, к этнологии, но проявляется, может быть, в наибольшей степени в истории культур. « Химерой» называется ложноэтническая общность, сложившаяся благодаря любому вторжению в этногенез. Это может…

Георгий Свиридов о Пастернаке

В последнее время всем нам - осмелившимся встать на защиту Русской Культуры, наши оппоненты отвечают ехидно:
"..."я Пастернака не читал"... а вы посмотрите сначала, а потом критикуйте фильм Матильда".
На мой резонный ответ, что дескать, зачем мне - русскому человеку, читать вирши еврея Пастернака и еврейский фильм "Матильда" смотреть, следуют обвинения. В том, что я даже не знаю, что Пастернак - лауреат Нобелевской премии, и фашист я, и антисемит я. И как я вообще живу, не читая Пастернака? Антисемитизм! 282! И на фейсбуке забанили на месяц в очередной раз!

... Однако посмотрим, что говорил о творчестве еврейского писателя великий композитор Георгий Васильевич Свиридов. Среди сочинений которого — всемирно известные музыкальные иллюстрации к повести А. С. Пушкина "Метель" и сюита "Время, вперёд!".
Привожу отрывок из его Дневников.

+++

О чувстве национального
Судьба коренной нации мало интересовала Пастернака. Она была ему глубоко чужда, и винить его за это не приходится, нельзя! Он был здесь, в сущности, чужой человек, хотя и умилялся простонародным, наблюдая его как подмосковный дачник, видя привилегированных людей пригородного полукрестьянского, полумещанского слоя (см. стихотворение «На ранних поездах»). Россию он воспринимал, со своим психическим строением, особенностями души, не как нацию, не как народ, а как литературу, как искусство, как историю, как государство — опосредованно, книжно. Это роднило его с Маяковским, выросшим также (в Грузии) среди другого народа, обладающего другой психикой и другой историей.

Именно этим объясняется глухота обоих к чистому русскому языку, обилие неправильностей, несообразностей, превращение высокого литературного языка в интеллигентский (московско-арбатский!) жаргон <либо жаргон представителей еврейской диктатуры, которая называлась> диктатурой пролетариата. Пастернак был далек от крайностей М<аяковского> — прославления карательных органов и их руководителей, культа преследования и убийства, призывов к уничтожению русской культуры, разграблению русских церквей.

Но по существу своему это были единомышленники — товарищи в «литературном», поверхностном, ненародном. Оба они приняли как должное убийство Есенина.

Ныне — этот нерусский взгляд на русское, по виду умилительно-симпатичный, но по существу — чужой, поверхностный, книжный и враждебно-настороженный, подозрительный, стал очень модным поветрием. Он обильно проник в литературу, размножившись у эпигонов разного возраста. Популяризацией его является проза Катаева, поэзия Вознесенского, Ахмадулиной и Евтушенко (Гангнуса). По виду это — как бы противоположное Авербаху, Л. Лебединскому. А по существу — это мягкая, вкрадчивая, елейная, но такая же жестокая и враждебная, чуждая народу литература. <…> И пробуждения национального сознания они боятся — панически, боятся больше всего на свете.

Они воспринимали исторические события книжно, от культуры, через исторические ассоциации, параллели, которые давали возможность легких поверхностных выводов. Это делало их слепыми и глухими к жизни.

... Маяковский же и Пастернак были «своими» людьми среди представителей еврейской диктатуры. Маяковский же был официальным поэтом этой диктатуры, и он пошел до конца, пока не возненавидел всех и всё на свете: злоба его, и раньше бывшая главенствующим чувством, достигла апогея.

Это был какой-то майский скорпион, жаливший всех и вся: чиновников, рабочих, мужиков, Америку, Европу, православных попов и католических монахинь, Пушкина, Толстого, Шаляпина, Горького, Булгакова, духовенство, интеллигенцию, литературную богему (и поэтов, и критиков, которых он дружно поносил), живопись традиционно русскую, загнанную к тому времени в подполье, и новую революционную живопись (АХРР).
Яд, скопившийся в нем, в этом человеке с опустошенной душою, превратившемся в злобное, ядовитое насекомое, искал выхода, изжалив все, что было вокруг него и, видя, что жалить больше некого, он в бешенстве вонзил в самого себя свое скорпионье жало и издох.

В лютых бедствиях, в окопах войны, в лагерях и тюрьмах, в изгнании на чужбине, народ пронес с собой Есенина, его стихи, его душу. Не славе Есенина завидуют Маяковский, Пастернак, Цветаева и многие другие поэты, а народной любви к нему, так же, как Сальери завидует не славе и не гениальности Моцарта, а любви к его мелодиям слепого скрипача и трактирной публики.
Вот ведь в чем соль! Завидуют, говоря затрепанным без нужды словом, его народности.

Поэт зла. Он и может существовать только искусственно культивируемый, насаждаемый злом же.

У Булгакова — Богохульский (очевидно — Маяковский).
+++


П.С.
Пастернака я читал, ради интереса, когда в конце восьмидесятых во время "перестройки" евреи точно также, как и сейчас "Матильду", насильно впихивали его в мозг русских читателей. Получив очередной журнал "Новый мир", я через силу прочитал роман "Доктор Живаго". За который еврейский писатель получил Нобелевскую премию. И почему-то все время в голове крутилась украинская песенка:

Танцевала рыба с раком,
А петрушка - с пастернаком,
А цибуля - с чесноком,
Красна девка - с казаком.
А морковка не хотела,
Потому что не умела.
Гопца, дрица, ца-ца...

Послушайте её на украинском языке, очень смешно!

Почему в доме нет Молока?

С Гораном Лазовичем - сербским поэтом, я познакомился случайно, когда он приехал из Белграда в наше имение в селе Бресник покупать у нас ягненка. Я его спросил,
- а покойный Данило Лазович (известный сербский актер) не твой родственник?
- Горан ответил, что Данило его родной брат. Ну, тут пришлось достать бутылку ракии и начались длинные разговоры. Содержание разговоров я передавать не буду, чтобы ничего не перепутать, пусть он расскажет сам. Отмечу лишь, что Горан помогал и помогает нашей семье всем, чем только может.





В доме  Горана Лазовича уже много десятков лет нет молока. Почему?




Первая бабка, которую я видел и запомнил, была черной, и первые рассказы, что я слышал, были черными.
Моего прадеда, Николу, сельского старейшину, мусульмане мучили таким образом, что заставили его, связанного, сначала съесть килограмм соли, а затем килограмм меда. Затем (а он был хорошим хозяином и имел более 200 овец), приказали подоить овец, молоко слили в большой казан, вывели на улицу всю семью - посмотреть на этот «пир», прабабку заставили подкладывать дрова в огонь, и, когда молоко закипело, Николу опустили в казан. Пока он варился, они пели.



А причина, по которой они это сделали, голливудская: пришли его грабить, знали, что у него есть 12 кг золота, они искали еще полкило, которого у него не было. С тех пор молоко и золото в моем доме – символы проклятия.
Вы будете удивлены, если скажу, что мама меня ни разу не покормила грудью?!


Раз уж зашла о ней речь, скажу, что ее отца, Душана Фрунджича, мусульмане зарезали еще до ее рождения.
Отсекли ему голову и пальцы, чтоб он и мертвым не смог перекреститься, так он и похоронен.
Много позднее, на Ратковичевых вечерах поэзии в Бьелом Поле, когда мы с Миодрагом Булатовичем пили кофе, к нам за столик подошел некий старик с кротким взглядом и полными слез глазами, и захотел со мной познакомиться. Крепко меня обняв, прошептал, что я очень похож на деда Душана, назвался и ушел. Когда я на следующий день спросил маму, кто это был, она ответила: «Это тот, кто зарезал твоего деда».



Настоящий воин Харольд Майерс


О, моя милая, вместо обещанного стиха
Вечером ты получишь приступ бешенства!
Меня будет ждать пустая тарелка, переполненная отборной руганью!
Во сне ты трижды умрешь,
И, пока не услышишь, что я стучу в дверь,
Не узнаешь, насколько еще ты жива!


Спросишь, умеет ли та несуществующая женщина любить больше, чем ты?!
И именно меня, сидящего сейчас с Харольдом Майерсом *,
Который вчера совершил самоубийство.
Скажешь: «Да ты с ума сошел, Лазович! »
Для опровержения этого у меня только в молодости были аргументы!


Знаешь ли, милая, Майерс – американский военный летчик,
И все наши, убитые им дети, приходили к нему во сне и пели.
Маленькие милосердные ангелы в белых одеждах
Ночью пробегали сквозь его сердце и кричали:
«Господин подполковник, Вам купить мороженого?»


Многократно награжденный и отмеченный,
Знакомый, а возможно, и двоюродный брат американского танкиста,
Давившего раненых на улицах Фалуджи!
Не знал сербского и не хотел сойти с ума!


Знал бы, что о нем напишет сербский поэт,
Наверное, еще раньше бы застрелился.


* Харольд Майерс – американский военный пилот, участвовавший в натовских бомбардировках Сербии в 1999 году, после чего у него был диагностирован «вьетнамский синдром» и тяжелая депрессия. В сентябре 2010 г. окончил жизнь самоубийством, устав от мук совести и постоянно мучавших его ночных кошмаров.



Данило Лазович. Что такое сербский национализм?
Данило Лазовић: Шта је то српски национализам?






Гангнус умер в Оклахоме...

"… В бессонной ночной тишине
он думает
о стране,
о мире,
он думает
обо мне.
Подходит к окну.
Любуясь столицей,
тепло улыбается он.
А я засыпаю,
и мне приснится
очень
хороший
сон".
- стих Евтушенко о Сталине.

Да. Закончилась эпоха "великих" еврейских поэтов. В свое время другой еврей Валентин Гафт написал ему в эпиграмме: "Нет, парень, ты не Маяковский, хоть и снимаешься в кино..."
И это, наверное, правильно: когда русские всякие там Рубцовы вкалывали кочегарами и дворниками, по-тихому умирая от замалчивания и безденежья - евтушенки получали ордена и награды.
В интервью 1972 года, опубликованном в октябре 2013-го, лауреат Нобелевской премии Иосиф Бродский крайне негативно отзывался об Евтушенко как о поэте и человеке:
"Евтушенко? Вы знаете — это не так всё просто. Он, конечно, поэт очень плохой. И человек он ещё худший. Это такая огромная фабрика по воспроизводству самого себя. По репродукции самого себя. … У него есть стихи, которые, в общем, можно даже запоминать, любить, они могут нравиться. Мне не нравится просто вообще уровень всего этого дела. То есть в основном. Основной такой… дух не нравится этого. Просто — мерзит".
... Поговаривают, что усопший завещал похоронить его рядом с еще одим еврейским поэтом - Пастернаком. Рядом теперь будут лежать.
Наверное, живой еще пока, еврейский поэт Быков будет приносить им цветы...


Тля

Читаю роман Ивана Шевцова "Тля", который он написал в 1950 году, и восхищаюсь русским писателем:

"... картины Барселонского простой человек не понимает; в них души нет. А уж на что Барселонский старается быть ни на кого не похожим! Мудрствует, подделывается под народ. Но подделка ведь называется фальшивкой!
– Услыхал бы вас Барселонский!
– Его излюбленный лозунг: «Искусство не знает границ».
Лозунг верный, только Барселонский понимает его неправильно. Не знает границ только национальное искусство. Интернациональным оно становится благодаря национальным достоинствам. А Барселонский и его единомышленники думают, что интернациональное – значит вненациональное. Они убеждены, что английскую действительность, например, могут с равным успехом изображать китайцы, китайскую – немцы или англичане, индийскую – французы, русскую – турки... Ералаш, чепуха! Это уже не искусство, а то, что немцы называют – эрзац".

Советская цензура не позволяла издать роман в течение пятнадцати лет. Только в 1964 году удалось выпустить «Тлю». Почти 70 лет прошло, а воз и ныне там: "тля" пожирает русскую литературу, русское искусство.

Моя новая страничка для рассказов

Дорогие друзья!
Я решил обзавестись страничкой на Прозе.Ру. Буду публиковать там свои рассказы и зарисовки.
Формат ЖЖ, к сожалению, не позволяет публиковать длинные тексты, а при разбивке суть зачастую теряется. Да и индексация у ЖЖ практически нулевая. Уже опубликовал на Прозе 7 рассказов, на очереди повесть и два сценария для кино. ЖЖ буду по-прежнему вести, сколько Бог даст, хотя и сил нет, и руки иногда опускаются.
Так что милости прошу на мою новую страничку на Прозе.
С уважением, А. Ч., Сербия.





Вид на наше село. Зи-има, хладно!

Новая книга Юргена Графа

В книге выдающегося швейцарского мыслителя и историка Юргена Графа рассказывается о величайшей духовной катастрофе, постигшей западный мир. Враждебные силы, ополчившиеся на христианскую цивилизацию, планирует массовое уничтожение народов белой расы от Атлантики до Владивостока. Падение веры, содомитство, всеобщее крушение морали и нравственности стали главными чертами современной Западной Европы.
Спасти западный мир от гибели может союз с Россией и возрождение национальных государств Европы на духовной основе христианства и уничтожении тлетворного влияния американизма. Автор считает, что если погибающая Западная и Центральная Европа не сможет возродиться, то народам России и Восточной Европы будет дарована миссия нести знамя белого человечества и его культуры, неотъемлемой частью которого является христианство.






Юрген Граф. На пути к Апокалипсису. Что ждет коренные народы Европы? / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2017. — 624 с.


скачать>> (8,22 мб; формат pdf)

***

В книге автор убедительно доказывает, кто и для чего организовал потоки беженцев в Европу. - А.Ч.


Юрий Есенин, сын Поэта

«...Однажды к нам в камеру среди ночи привели новичка. В полутёмную камеру дверь отворилась, и к нам впихнули молодого парня с узлом в руках. Когда мы рассмотрели его лицо, были поражены. Парень был вылитый поэт Сергей Есенин. Потом выяснилось, что это его сын Юрий. Оказалось, что он тоже пишет стихи.
Он ненавидел советскую власть. Юрий Есенин был убеждён, что у его отца не было никаких причин закончить жизнь самоубийством, что погиб он вследствие каких-то нападок и говорить следует о его убийстве. Власти преследовали его до последнего дня, - уверял Юрий заключённых в камере.
Его арестовали в Хабаровске. Он в это время служил в армии. Сначала думал, что арест связан с нарушением воинского устава или дисциплины, но потом узнал, что обвиняется за принадлежность к группе «террористов» - из воспоминаний сокамерника.







В 1937 году НКВД сфабриковало очередное дело «русских фашистов», по которому арестовало писателей — П. Васильева, П. Орешина, Ф. Наседкина, И. Макарова, П. Карпова, С. Клычкова — всех расстреляли, и вместе с ними и сына С. Есенина — Юрия Есенина.
Единственным доказательствомего вины были выбитые вместе с зубами признания и его стихотворение «Жидовка» — то ли о еврейском кровавом палаче Розалии Залкинд, то ли о таком же палаче Розе Шварц, то ли ещё о многих подобных комиссаршах:

…В девятнадцатом стала жидовка
Комиссаркой гражданской войны.
Ни стирать, ни рожать не умела,
Никакая не мать, не жена –
Лишь одной революции дело
Понимала и знала она…

Юрий Есенин родился 21 декабря 1914г., старший Техник-конструктор в военно-воздушной академии РККА им.Жуковского, сын поэта Сергея Есенина.
Приговор: к высшей мере наказания — расстрел 13 августа 1937 г.

Иван Ефремов: Все разрушения государств происходят через утерю нравственности

ИВАН ЕФРЕМОВ: ПОКОЛЕНИЯ,  ПРИВЫКШИЕ  К  ЧЕСТНОМУ  ОБРАЗУ  ЖИЗНИ,  ВЫМРУТ







Великим провидцем 20 века был Иван Антонович Ефремов, увидевший будущее, к которому стоит стремиться. Он предвидел многое: открытие голографии — в рассказе «Тень минувшего» и повести «Звёздные корабли», трёхмерное телевидение с параболическим вогнутым экраном, костюм-экзоскелет («прыгающий скелет»), электронную книгу - в романе «Туманность Андромеды» и т.д.


Ещё в далёком 1969 году Ефремов писал: «Все разрушения империй, государств и других политических организаций происходят через утерю нравственности».
Утверждение уже самодостаточное и заставляющее задуматься, но Ефремов добавляет в следующем предложении «Это является единственной действительной причиной катастроф во всей истории, и поэтому, исследуя причины почти всех катаклизмов, мы можем сказать, что разрушение носит характер саморазрушения».


Иван Ефремов указывает на некоторые характерные черты упадочного общества: «Некомпетентность, леность и шаловливость «мальчиков» и «девочек» в любом начинании является характерной чертой этого самого времени. Я называю это «взрывом безнравственности», и это, мне кажется, гораздо опаснее ядерной войны».


Иван Ефремов: Мы можем видеть, что с древних времён нравственность и честь (в русском понимании этих слов) много существеннее, чем шпаги, стрелы и слоны, танки и пикирующие бомбардировщики.


Иван Ефремов: Когда для всех людей честная и напряжённая работа станет непривычной, какое будущее может ожидать человечество? Кто сможет кормить, одевать, исцелять и перевозить людей? Бесчестные, каковыми они являются в настоящее время, как они смогут проводить научные и медицинские исследования?


Иван Ефремов (в 1971 году): Поколения, привыкшие к честному образу жизни, должны вымереть в течение последующих 20 лет, а затем произойдёт величайшая катастрофа в истории в виде широко распространяемой технической монокультуры, основы которой сейчас упорно внедряются во всех странах, и даже в Китае, Индонезии и Африке.


Иван Ефремов: Думать, что можно построить экономику, которая удовлетворит любые потребности человека, тенденция к чему пронизывает всю западную (e.g. американскую), да и нашу, в вульгарном и буквальном понимании «каждому по потребностям», фантастику – это непозволительная утопия, сродни утопии о вечном двигателе и т.п.


Иван Ефремов: Единственный выход – в строжайшем самоограничении материальных потребностей, основанном на понимании места человека и человечества во вселенной, как мыслящего вида, абсолютном самоконтроле, и безусловном превосходстве духовных ценностей перед материальными.
Иван Ефремов: Понимание того, что разумные существа – инструмент познания вселенной самоё себя. Если понимания этого не произойдёт, то человечество вымрет как вид, просто в ходе естественного хода космической эволюции, как неприспособленный/неприспособившийся для решения этой задачи, будучи вытеснено более подходящим (возникшим не обязательно на Земле). Это закон исторического развития столь же непреложный, как законы физики.


Иван Ефремов: Стремление к дорогим вещам, мощным машинам, огромным домам и т.п. – это наследие фрейдовского комплекса психики, выработавшегося в результате полового отбора.


Иван Ефремов: Единственный путь преодоления этого комплекса через всестороннее понимание психических и психофизиологических процессов, которое уже 2000 лет практикуется в Индии и Тибете. Ergo обучение и воспитание должно начинаться с обучения психологии как истории развития человеческого сознания и истории как истории развития общественного сознания. Физика, химия, математика – обязательные, но далеко не достаточные дисциплины для сознания современного человека с его огромной плотностью населения и, как следствие, плотностью информации, с неизбежной промывкой мозгов, необходимым для поддержания текущего социального устройства.


Иван Ефремов: Дать подростку 12-14 лет представление о самом себе, как о творце нового, исследователе неизвестного вместо формируемого уже к этому моменту стереотипа «успешного обывателя», который заполонил всю западную ноосферу и прочно укоренился в нашей.


Иван Ефремов: За социалистическими и коммунистическими лозунгами уже давно скрывается мещанская, обывательская алчность и зависть и стремление к лёгким деньгам и вещам.


Иван Ефремов: То же самое можно сказать про школы, в большинстве своем производящих чёрствых и костных выпускников, начисто лишённых любопытства, чего не было ещё 20 лет назад. Школьные программы погрязают в деталях, вместо того, чтобы создавать систему представления об окружающем мире, в результате успешные ученики – «зубрилы», начисто лишённые творческого мышления. Они попадают в ВУЗ, а потом приходят на предприятия, в КБ, НИИ, начисто лишённые целостного представления об устройстве мира.



Ива́н Анто́нович Ефре́мов (1908—1972) — русский советский писатель-фантаст, учёный-палеонтолог, создатель тафономии; философ-космист и общественный мыслитель. К концу 1960-х появился его роман-предупреждение «Час Быка». Писатель предупреждал о грозящей социальной, экологической и нравственной катастрофе. В книге светлому миру Земли, продолжающему линию «Туманности Андромеды», противостоит мрачная антиутопия планеты Торманс, управляемой олигархией. Распространённое мнение о том, что роман представляет собой карикатуру на СССР, некорректно: хотя писатель отразил тупиковые тенденции развития «реального социализма» (роман был воспринят как «клевета на советскую действительность», изымался из библиотек и не переиздавался до конца 1980-х), герои романа Ефремова так и не пришли к однозначному выводу, из какого общественного строя возникла олигархия Торманса — из «муравьиного лжесоциализма» (маоизма) или из «гангстеризующегося капитализма». В 1969 году в письме американскому коллеге писатель говорит о «взрыве безнравственности», за которым последует «величайшая катастрофа в истории в виде широко распространяемой технической монокультуры».

Красная Дева

Случайно попался мне на глаза небольшой сборник стихов поэта-эмигранта из России В.П. Мятлева. Стихи были написаны в период с 1917 по 1922 год, а сборник издан в Германии, в Мюнхене в 1922 году. Судьбу поэта в эмиграции я не знаю, если судить по его стихам – то он был монархистом. Владимир Петрович принадлежал к старинному русскому дворянскому роду Мятлевых, ведущему свое начало со времен князя Александра Невского, и от которого произошли многие русские дворянские роды.

Некоторые стихи поэта показались мне злободневными, и трогают за живое, как говорится. Одно из стихотворений я публикую. К сожалению, дореволюционную орфографию сохранить не удалось, так как у меня нет программ по оцифровке текстов, пришлось набивать текст вручную.

КРАСНАЯ ДЕВА
…и без пролития крови
не бывает прощения…
(послание св. ап. Павла к евреям, глава 9, стих 22)

Где-то в глуши необъятной России,
В храме убогом, на сонной реке,
Видел икону я девы Марии
В красном хитоне, с секирой в руке.

Очи глядели безстрастно и строго,
Не было кротости в дивном лице,
И на коленях у Матери Бога
Плакал Младенец в терновом венце.

Где эта церковь? Не помню я ныне…
Цел ли тот образ в ея алтаре?
Он мне мерещится в мертвой равнине,
В красном тумане, на красной заре!

Ходит по пажитям Красная Дева,
Красная Дева с секирой в руке,
Рубит секирою справа налево,
Тонет Россия в кровавой реке!

Красный туман через нивы без хлеба
Стелется тихо по серой земле,
Жутко от зарева краснаго неба,
Гулко от краснаго звона в Кремле;

Ходит по площади Красная Дева,
Красная Дева с секирой в руке,
Рубит секирою справа налево,
Тонет Россия в кровавой реке.

Сорвана с плеч парчевая накидка,
Мука в очах… пересохли уста…
Шепчет Россия: «За что эта пытка,
Чем заслужила я ужас креста?».

Ходит по весям безмолвная Дева,
Красная Дева с секирой в руке,
Рубит секирою справа налево,
Стонет Россия в смертельной тоске:

«Я ли не верила в красное пламя?
Я ль не лелеяла красные сны?
Я ли не куталась в красное знамя?
Я ли не жаждала красной весны?
Красного я ль не слагала напева?
Красную в нём славословя зарю?»

К ней наклоняется Красная Дева
И отвечает, бледнея от гнева:

«Ты своему изменила Царю!
Ты своему изменила Царю!!!»